Последний путь. Как хоронят в Коврове скончавшихся от COVID-19

Исследуют тела покойных дольше, а процесс погребения скор и проходит без родственников. После похорон дезинфицируется даже транспорт, на котором перевозили на кладбище закрытый гроб.

Трое ковровчан на сегодня официально считаются жертвами новой коронавирусной инфекции. 27 марта скончался 48-летний мужчина, в середине апреля – мужчина 53 лет и женщина 50 лет. В социальных сетях регулярно обсуждаются и другие случаи смерти от заразной болезни, которые якобы имели место, – обыватели склонны подозревать COVID-19 в каждом случае гибели человека от пневмонии, особенно скоротечной. Однако пока летальный исход не попадёт в официальную статистику городского оперштаба (а это возможно только когда получено лабораторное подтверждение инфицирования человека), говорить о новых жертвах преждевременно, как бы ни сетовали законопослушные граждане, считающие, что если бы чиновники и врачи не скрывали реальное положение дел, то тех, кто соблюдает самоизоляцию, было бы больше.

Как бы ни было, БОРЩ решил выяснить то, о чём многим знать хочется, а спросить страшно: как провожают в последний путь «коронованных» посмертно.

центральная городская больница Коврова

 

Василий Раков

Вскрытие трёх упомянутых жертв коронавируса проводилось в патологоанатомическом отделении ЦГБ Коврова – сюда поступают все, кто скончался в больницах. По рекомендациям Минздрава врачам приходится работать в противоэпидемических костюмах и минимизировать число занятых в процессе людей. «Поэтому вскрытие занимает больше времени, чем обычно, – рассказал в интервью БОРЩу зав. отделением Василий Раков. – К тому же манипуляции проводятся медленнее, требуется более тщательная обработка и дополнительные исследования».

Действия медицинских работников в условиях распространения коронавируса регламентируют «Временные методические рекомендации по исследование умерших с подозрением на коронавирусную инфекцию». Это 170-страничный документ, изданный Министерством здравоохранения. Среди инструкций, понятных непосвящённому: как можно меньше двигать тело усопшего и на максимум использовать ручной инструмент, чтобы ничего не разбрызгивалось и не рассеивалось в воздухе. После проведения вскрытия врачам предписано не просто снимать и утилизировать одноразовые противочумные комплекты, обрабатывать обувь дезинфицирующим раствором, а руки и лицо – антиспектиком, но и «полностью переодеваться в запасной комплект одежды, полости рта и глотки прополаскивать 70% этиловым спиртом, а в носовые ходы и в конъюнктивальные пространства глаз закапывать 2% раствор борной кислоты».

 

Дмитрий Михалёв

Ещё одна служба, занимающая исследованием покойных – ковровское отделение областного бюро судебно-медицинской экспертизы, куда поступают трупы лиц с подозрением на криминальный характер смерти и с неустановленным при жизни диагнозом, а также те, кто умер при неустановленных обстоятельствах. Структура тоже расположена на территории ЦГБ, и её специалистам не позавидуешь вдвойне – если сотрудники больничного морга о поступлении «коронавирусного» тела знают заранее, то судмедэксперты изначально почти никогда не знают, от чего умер человек и контактировал ли он с той или иной инфекцией. «Нам рекомендовано брать тест на коронавирус в том случае, если во время вскрытия у человека обнаруживаются видимые признаки поражения лёгких. Недавно такой случай был: судебно-медицинская экспертиза установила, что мужчина скончался от внебольничной пневмонии, однако впоследствии COVID-19 у него не подтвердился», – сообщил БОРЩу заведующий ковровским отделением бюро СМЭ Дмитрий Михалёв.

То есть если умерший человек был заражён, но вирус ещё не успел оставить явных следов в организме, известно об этом не будет. Смерть играет в лотерею… Учитывая это, в отделении судмедэкспертизы приняли беспрецедентные меры безопасности: в буквальном смысле не пускают никого дальше порога. Заключения о смерти родственникам и правоохранителям выдают в «предбаннике» здания.

Вход в отделение судмедэкспертизы ограничен

В противовес удлинившимся срокам вскрытия время, отведённое на погребение жертв коронавируса, сократилось до минимума – никаких церемоний и траурных процессий. Упомянутыми «Временным рекомендациями» Минздрава предписан строгий запрет для скорбящих по покойному: к телу не прикасаться, не целовать. Поэтому гроб «консервируется» врачами и родным не выдаётся. Решением городского оперштаба захоронением инфицированных тел уполномочено заниматься ООО «Память».

Геннадий Шанчуров

«Сами забираем и сами хороним, после процедуры погребения дезинфицируем всё, включая транспорт. Родственникам на похоронах рекомендовано не присутствовать. Конечно, людям хочется проститься, но они относятся с пониманием к ситуации», – рассказал директор ритуальной конторы Геннадий Шанчуров. Да и вряд ли стоит лицезреть суровое зрелище, которое представляют погребение человека, скончавшегося от COVID-19 – по требованиям безопасности работники «Памяти» проводят его, облачившись в армейские прорезиненные защитные костюмы и респираторы.

Единственное послабление в этом жёстком регламенте – усопшего хоронят в «семейной ограде», если позволяет её площадь. Если такой возможности нет, то для погребения предусмотрен специальный участок. Пока он востребован не был. Как бы хотелось, чтобы и не пригодился ни он, ни семейные захоронения…

Берегите себя и близких. Оставайтесь дома.

БорЩидзе

Варю БОРЩ


Комментарии

  • Марина

    23.04.2020 в 21:02

    Крематория у нас не хватает. Вроде в других крупных городах сжигают тела после ковида.

    Ответить

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


О нас

Сайт для тех, кто ценит своё свободное время и готов тратить его только на приятное и полезное чтение. Мы пишем о политике, бизнесе, культуре, спорте, истории и жизни Коврова, судьбах его жителей.

Копирование материалов сайта без разрешения редакции или ссылки на источник запрещено законом – статьей 146 УК РФ “Нарушение авторских и смежных прав”


Свяжитесь с нами

Звоните нам