Вольный думать. Дмитрий Лапыгин о том, почему искусственный разум никогда не победит человеческий

 

Говорят, у всех гениев есть «фишка». Альберт Эйнштейн, например, игнорировал носки. Анатолий Вассерман не расстается с жилеткой. А у самого известного ковровского интеллектуала Дмитрия Лапыгина есть привычка носить клетчатую рубашку и подтяжки. А еще он громко разговаривает. Не в том смысле, что давит на уши, в том – что не стесняется выражать личное мнение. Оно у него, кажется, есть по всем «вызовам современности». И, разумеется, у него в наличии приличный багаж знаний (хотя он предпочитает называть это опытом). Беседуешь – складывается впечатление, что он в курсе всего и вся. «Дим, ну есть, в конце концов, то, что ты не знаешь, не умеешь и вряд ли осилишь?» «Петь не умею, танцевать. А еще эстонский вряд ли смогу выучить (Лапыгин родился в Таллине в семье военного, а в Ковров приехал старшеклассником в 1994 году. Он, похоже, немного ностальгирует, но на вопрос о смене места жительства отрицательно качает головой). Ты знаешь, что в нем у глаголов нет будущего времени? Нет – и все! Вот как его учить? Это же надо систему мировосприятия поменять, понимаешь?» Да, это ему действительно будет сложно. Он без будущего никак. Он – его олицетворение. Инженер до мозга костей. Убежденный фрилансер, способный создать и самоуправляемую яхту, и продвинутый эндоскоп – о том, почему искусственный разум никогда не победит человеческий, а умение играть в карты полезнее высокого IQ. И о мужской красоте, неподвластной трендам и брендам.

 

На чем ты ездишь?

«Шевроле Авео» 2014 года, автомат, топовая на тот момент комплектация. Брал «с нуля», не пользуясь кредитами и займами. Выбрал из массы вариантов – наверное, исходя из того, что мне в этой машине удобно. Внешний вид, немного необычный, тоже сыграл роль.


– Сколько стоят твои джинсы или ботинки?

Насчет цен – не знаю. Ботинки – что-то около пяти тысяч, покупал в известном спортивном магазине. Никогда не заморачивался «гонкой за лейблами», считаю неразумным платить за брэнд, если есть вещь аналогичного качества, но негромкого имени.

– Ты вообще обращаешь внимание на то, что надевать? Вот почему ты не носишь ультрамодные очки и бороду? Сейчас ведь все сплошь метросексуалы.

Бороду одно время отращивал, но как-то надоело. Привык за собой следить и бриться по утрам, а то и дважды в день. У Владимира Вишневского было неплохо по этому поводу:

«Нет, я не вижу в этом смысла,
Чтоб не смеяться и не мыться.
А тот, кто на ночь глядя бреется,
На что-то всё-таки надеется…»

Метросексуалы. Хм… Это такие мальчики–одуванчики в узеньких джинсах и с бородами лопатой? Ну что я могу сказать. Все когда-то взрослеют. Мода переменчива, а мужчина должен быть мужчиной. Харизматичным. А харизма – это явно не шмотки и борода.

– О чем ты разговариваешь с девушками? Вернее, так: о чем они с тобой могут побеседовать, кроме науки и инженерии?

Ну, например, я довольно неплохо ориентируюсь в мировом кинематографе. Даже вот «Сумерки» заставил себя посмотреть (пишут по ним вопросы в «Что? Где? Когда?»). На самом деле я, конечно, не «утонченная натура» и Байрона по памяти цитировать не смогу, но был бы человек интересный, а общая тема для разговора всегда всплывет.

– Ты понимаешь, что умнее других?

Что значит умнее? Да, у меня хорошая память, развитое абстрактное мышление и умение сопоставлять факты из разных областей знаний. У меня развит интеллект. Но я не гений, не ходячая энциклопедия. Я знаю многих людей, которые умнее меня. Просто не все из них тренируют свой интеллект и умеют использовать свой ум. Ум и интеллект – разные вещи. Ум – то, что дается от рождения. А интеллект – набор инструментов. Его можно тренировать, адаптировать под определенные нужды практическими задачами.

– Высокий интеллект – преимущество или недостаток в общении с окружающими?

И то, и другое. Иногда раздражает, когда человек не может сопоставить ряд фактов, «выйти над плоскостью». И спорит до хрипоты, считая, что он прав. Или верит всему, что говорят по телевизору.

– Зарабатывать интеллектом сейчас можно? Где – в России, на Западе или в Китае?

Интеллект сам по себе – не предмет заработка. Это инструмент. Если человек может использовать свой мозг эффективно в своей профессии – разумеется, он заработает. Где угодно. Другое дело, что сейчас за рубежом возможностей больше.

– Тогда почему ты здесь?

Отвечу цитатой из мультика: «Таити, Таити… Не были мы ни на какой Таити. Нас и здесь неплохо кормят». Надоест окончательно наша действительность, или пойму, что будущего здесь нет – тогда уеду. Шанс есть всегда.

– Ты известен, прежде всего, как инженер. Вот что ты сейчас делаешь в этом плане? Чем зарабатываешь?

Сейчас моя работа связана с разработкой новых образцов медицинской техники. Кроме того, выполняю сложные гарантийные ремонты поставляемого нашей фирмой эндоскопического оборудования, провожу пусконаладочные работы и обучение VIP-клиентов компании.

– Как, на твой взгляд, будет развиваться инженерная наука? Это теперь делают программы, или «человеческий фактор» еще остался?

В нашей стране, боюсь, будет не развиваться, а деградировать. Авторитет инженерии убит, подменен IT-технологиями. Но это не вся инженерия. Огромный пласт задач всегда останется у технологов, «прочнистов», материаловедов, испытателей, механиков, а эти профессии «помножены на нуль» в плане престижности. Да только не понимают те «креаклы», кто занимается рекламой профессий, что самолет не повезет их креативные задницы в модных штанах на Бали, пока инженер по планеру не проверит крыло, а инженер–двигателист не сделает регламентное обслуживание. Это пример грубый, но показательный. Айтишники, конечно, по нынешним временам – белая кость, но мир по-прежнему крутят инженеры. Как бы ни была совершенна машина, с нуля решить задачу она не может – кто-то должен и ее поставить, и оценить правильность решения.

– Ты – представитель научного сообщества Коврова. А оно вообще есть в городе? 

Ну, «представитель научного сообщества» – это громко сказано. Я – инженер, решаю практические проблемы и горжусь этим. А наука – она всегда несколько оторвана от практики. Да, еще живы достойные представители инженерной, практической науки, кто действительно много сделал для становления Коврова как города, для становления предприятий. Прежде всего считаю нужным назвать Юрия Михайловича Сазыкина, Владимира Кузьмича Кутузова, Юрия Захаровича Житникова. Каждый из них много сделал как инженер и еще больше как ученый, создав научную школу и воспитав много учеников, продолживших их разработки. Вот они – научное сообщество Коврова. Ну, может быть, еще с десяток их учеников, коллег и последователей. К сожалению, время забирает таких людей. Давно ушел из жизни замечательный инженер и ученый Михаил Александрович Тарасов. Не так давно покинул нас Геннадий Кондратьевич Рябов. И, конечно, нельзя забывать Игоря Ивановича Трифонова.

– А насколько сейчас «научна» ковровская академия? 

Провокационный вопрос. Конечно, «по бумагам» все в КГТА отлично. Аккредитация пройдена, какие-то места на каких-то конференциях студенты занимают… Но, на мой взгляд, эффективность научной работы можно оценивать только по одному показателю – экономическому эффекту от внедрения разработок в производство. А для большей части работ, порождённых умами академии в последние годы, он, полагаю, весьма незначителен… Дело в том, что вуз создавался для одной конкретной цели – решения кадровых проблем оборонных предприятий Коврова. А задачи «двигать науку» никогда не ставилось. Кто из выпускников захочет – пойдет в нее, продолжит обучение в аспирантуре или уйдет работать в профильные научно–исследовательские институты. С подготовкой кадров вуз справляется относительно успешно. Но считаю, что акценты должны смещаться в сторону углубления сотрудничества с предприятиями по решению практических задач студентами, вовлечения их в работу начиная буквально со второго курса. За четыре года вырастить квалифицированного инженера невозможно. Значит, надо его «учить плавать, бросив в озеро», т.е. сразу привлечь к реальной работе, чтобы он понимал интеграцию теоретической подготовки, даваемой академией, и практических навыков.

– Есть ли в Коврове действительно идущие в ногу со временем предприятия, делающие собственные разработки? В качестве примера приведу КЭМЗ, который регулярно презентует новинки, а потом оказывается, что, например, новый трактор – вроде бы как всего лишь «список» с европейского оригинала.

КЭМЗ лично у меня вызывает смешанное чувство. Это, наверное, наиболее технологически оснащённое предприятие с наилучшим станочным парком, имеющее сильнейших конструкторов и попадающее в подобные истории, как с тракторами. Насколько мне известно, основные компоненты завод получает от зарубежных партнеров. Хотя, возможно, какие-то элементы удалось повторить в наших условиях. Впрочем, понятно отчего складывается такая ситуация: во-первых, прошла команда: «Даёшь импортозамещение». Во-вторых, четко сформированного на несколько лет вперед оборонного заказа нет, а для заводов масштаба КЭМЗ только крупносерийное производство – гарантия выживания. Чтобы людей не потерять, вот такими проектами и занимаются. Хотя, с другой стороны, прежде чем сделать что-то свое, надо научиться хорошо повторять чужое. Может быть, КЭМЗ и идет этим путем. Могу сказать одно: КЭМЗ, ЗиД, «Сигнал» имеют отличную базу для создания новых образцов техники как гражданского, так и военного назначения, и подобные работы идут. Насколько мне известно, ЗиД очень далеко продвинулся в области разработки наземной боевой робототехники, например. Открытая информация по комплексу «Нерехта» говорит о том, что эта машина не уступает зарубежным аналогам в своем классе.

– Значит, ковровское оружие все-таки может переплюнуть своего извечного тульского конкурента?

Конечно. Но тут выбор за военными. Они – всемогущий Заказчик, определяющий требования. Автоматы «АЕК» дегтяревцев и «АК» Калашникова – это разные системы. Технологически, конструктивно, под разную тактику применения. Несмотря на тяжелейшие времена, ЗиД не потерял технологическую возможность делать высококлассное оружие, не утратил конструкторскую школу оружейников. Опять же надо понимать, что жизненный цикл автомата – это не жизненный цикл телефона. Телефоны устаревают и меняются каждый год, а автомат актуален десятки лет. Соответственно, применяются совершенно иные подходы к конструированию, обеспечению надежности, технологичности в процессе изготовления, ремонтопригодности в ходе эксплуатации. Все это специалисты ЗиДа умеют заложить в конструкцию изделия и реализовать в производстве.

– Кто сейчас реально умнее – продвинутая молодежь или пенсионеры, в свое время читавшие много книг и умножавшие хотя бы в столбик, если уж не в уме?

В бытовом – конечно, молодежь. Они быстрее ориентируются в новинках. А в плане работы (говорю сейчас за «железную» инженерию) – старики рулят. Молодежь в «инженеры с отверткой» не идет, непрестижно. И опять же в «железной» инженерии новинки появляются редко – жизненный цикл изделий долгий, соответственно важную играет роль опыт, «набитые шишки».

– Как ты думаешь, современное образование в школе способствует формированию интеллектуала?

Советское образование способствовало. Нынешнее – нет. Увы, вместо творческого мышления, умения сопоставлять факты, мыслить нестандартно в школах идет «натаскивание на ЕГЭ». Умение отвечать на тесты – да, это знание. Но не интеллект. Я общался со вчерашними школьниками, в том числе и с медалистами. Они очень хорошие, очень умные молодые люди и девушки. Но не интеллектуалы! Они не могут даже пользоваться своими знаниями эффективно. Есть хороший термин – «синдром Google»: не нужно хранить в голове большие объемы информации, уметь ее извлекать и анализировать ее, всегда есть Сеть, где на все можно найти ответ. Но происходит опаснейший процесс – подмена интеллекта (инструмента, данного природой) компьютерной поисковой системой (инструментом технологическим). Лиши ребенка этой технологической системы – он будет беспомощным. Кстати, это объясняет слабую игру многих молодых команд в «Что? Где? Когда?» – они не дураки, они просто по-другому думают. Они «привыкли опираться на костыль Google, а сами ходить уже почти разучились».

– А что нужно, чтобы ребенок рос интеллектуалом?

Заинтересовать развивать свой мозг. Показать, что он может быть не хуже машины. И объяснить, что мозг – инструмент, который всегда с нами, от первого нашего вздоха и до последнего выдоха на этой планете.

– Кстати, о «Что? Где? Когда?». Ты регулярно принимаешь участие в интеллектуальных играх. Зачем? Как готовишься?

Практически каждую неделю стараюсь выбираться на игры во Владимир. Зачем? Это еще один способ тренировки интеллекта. И приятное общение с приятными людьми. Отдых через работу мозга. Специально не готовлюсь.

– Пытался ли пробиться в «высшую лигу» интеллектуальных игр? Или это невозможно?

К сожалению, сейчас телевизионное «Что? Где? Когда?» – это сообщество «Друзья друзей Друзя». Практически нет новых людей. В «Охотничий домик» попадают не через систему отбора, прозрачную и понятную, а по каким-то неведомым критериям. Я сравнивал топ рейтинга спортивного «Что? Где? Когда?» и играющие «теле-составы». Например, «скандальный» Ровшан Аскеров – это 6420 позиция в рейтинге. Михаил Мун – 2826. «Великий и ужасный» Друзь – 466. Приятное исключение – Елизавета Овдеенко, которая делит первую строчку рейтинга с еще несколькими людьми. Опять же спортивное «Что? Где? Когда?» сейчас чрезвычайно далеко от телевизионного по духу, по стилистике составления вопросов. Пошла мода на их искусственное усложнение. Играть что-то типа «В вопросе Х заменен на Y, назовите Y двумя словами на соседние согласные» мне лично неинтересно. Красивых вопросов, позволяющих ощутить радость от их понимания, «взятия», в больших спортивных турнирах исчезающе мало.

Конечно, мечта есть. Но вероятность ее реализации мало отлична от нуля. Хотя, может, кому-то из руководства телекомпании «Игра» попадется на глаза эта статья. Было бы неплохо, чтобы позвали. «Против телезрителей сегодня играет команда любителей интеллектуальных игр из города воинской славы Коврова» – вроде звучит неплохо… Да и не глупее мы тех же футболистов или детей «Росатома». Во всяком случае, со счетом 6:0, как Аскеров, точно не проиграем.

 

– Какие книги ты читаешь, фильмы смотришь? 

Читаю, в общем-то, все, кроме псевдолитературы типа Донцовой и псевдофантастики типа «Метро 2033». Недавно прочитал замечательную, на мой взгляд, книгу «Вторая жизнь Уве» Фредрика Бакмана. Есть одноименный фильм. Всем, кто любит кино со смыслом, настоятельно рекомендую.

– Ты такой Вассерман местного масштаба. Его вот Онотоле называют. А у тебя «погоняло» было? Или, может, и сейчас есть? 

Давно-давно, году так в 1995, один мой хороший знакомый назвал меня Crazy Igel («бешеный еж»). Вот именно так – наполовину по-английски, наполовину по-немецки. Так и прикипело. Кто меня близко знает – все ежом зовут. Правда, уже не бешеным – постарел, спокойнее стал. Но иголки еще остались.

– Ты атеист?

Убежденный. Я в принципе не понимаю, как можно, живя в 21 веке, быть верующим. Я довольно много по заграницам ездил и сделал наблюдение: чем стабильнее экономика и выше уровень образования, чем страна развитее технологически – тем меньший процент в жизни общества занимает религия.

 

– А вообще можно быть верующим ученым, или это оксюморон? 

Каждый решает для себя – верить или нет. Ученые – тоже люди. И Вера не всегда в конфликте с Наукой. Был такой замечательный хирург Валентин Феликсович Войно–Яснецкий, известный так же, как архиепископ Лука. Его «Очерки гнойной хирургии» до сих пор актуальны для практикующих хирургов. Блистательный ученый и в то же время истинно верующий человек, пострадавший за убеждения. Канонизирован в августе 2000 года.


– Тест на IQ ты проходил? Какой он у тебя? 

Проходил неоднократно. От 100 до 115 единиц по разным методикам. Т.е. самый обычный средний уровень.


– Сколько времени ты проводишь в интернете? Какие ресурсы посещаешь? 

 

Я всегда на связи – в основном, через VK. Что касается серфинга, то около получаса в день – утром и вечером просматриваю новости на lenta, meduza. Ковровские сайты почти не посещаю. Ikovrov стал уныл чуть более, чем совсем; gorodkovrov – ну, по всей видимости, я не их целевая аудитория. А, еще prospect.media просматриваю. Иногда забавно наблюдать, как один инфоповод журналисты пытаются описать разными словами. Создается впечатление, что в плане информационного поля Ковров – никакой. За день три новости, из которых одна – про провалившейся асфальт, вторая про «все плохо в медицине», а третья – информлисток из ГИБДД.  Кстати, по моему мнению, очень ловко поступают хозяева gorodkovrov. Сами создали инфоповод – реалити «Городская красавица», сами про него пишут. А что? Счетчики просмотров тикают, сайт работает.

 

– В твоем телефоне есть топ-3 самых полезных приложений? 

Карты maps.me, переводчик Яндекс и почтовый клиент mail.ru. Это то, что действительно мне необходимо и выручало в дальних поездках.


– Ты сова или жаворонок?

Хреновая я сова или неправильный жаворонок. Нет у меня предпочтений. Могу в полночь лечь, могу в восемь вечера. Правда есть одно правило – спать не менее восьми часов в день.

– Вот возвращаясь к Вассерману. Он, например, всегда носит в жилетке иголки, леску и отвертки. А у тебя есть какой-то набор предметов или гаджетов, которые всегда при тебе? 

Два телефона. Один для личных звонков, второй – рабочий, там же серфинг и навигация. В машине есть складная лопата, трос, домкрат, компрессор, огнетушитель, но это, думаю, стандартный для всех минимум. Ну, и дома лежит «тревожный чемоданчик» – набор инструмента и одежды, с которым я езжу в командировки. Для меня собраться в дорогу – минутное дело: распечатать билеты, вызвать такси на вокзал, зайти проведать родителей, выключить компьютер, обесточить квартиру, взять «тревожный чемоданчик» и – вперед – решать технические проблемы.

 

 – Какая настольная игра самая интеллектуальная: морской бой, крестики-нолики, карты, домино? Ответ «Шахматы» не считается.

Покер. Хорошо считать надо. Да и психология играет не последнюю роль. Но на деньги никогда не играл и играть не буду. Свои принципы.

 
– Твои пожелания человечеству ?

Любите своих детей, цените своих родителей. Работайте так, чтобы было не стыдно за результат. Отдыхайте так, чтобы было не стыдно за самих себя. И помните: «Умное лицо – это еще не признак ума. Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа!».

 

 

БорЩидзе

Варю БОРЩ


Комментарии

  • Алекс

    30.05.2020 в 16:04

    100-115 айкью, это низкий уровень. Хороший уровень – от 120 и выше.

    Ответить

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


О нас

Сайт для тех, кто ценит своё свободное время и готов тратить его только на приятное и полезное чтение. Мы пишем о политике, бизнесе, культуре, спорте, истории и жизни Коврова, судьбах его жителей.

Копирование материалов сайта без разрешения редакции или ссылки на источник запрещено законом – статьей 146 УК РФ “Нарушение авторских и смежных прав”


Свяжитесь с нами

Звоните нам