По ту сторону коронавируса: история врача, пережившего “цитокиновый шторм”

В Коврове не менее сорока медицинских работников заразились коронавирусной инфекцией. Кто-то «легко отделался», проболев несколько недель дома, кому-то понадобилось попасть в своё же отделение, но уже в качестве пациента. Самая тяжёлая ситуация сложилась со здоровьем реаниматолога центральной городской больницы, которого в конце апреля госпитализировали в московскую больницу. Тогда БОРЩ рассказал об этом случае очень скупо и без указания персональных данных доктора. Того требовал и закон, и сама ситуация: о прогнозах течения заболевания не брались говорить ни коллеги, ни родные, потому что у заразившегося врача развился «цитокиновый шторм», который опасен тем, что организм поведёт себя как камикадзе – вместе с вирусом уничтожит и себя.

Спустя полтора месяца мы узнали обо всём из первых уст. Знакомьтесь, реаниматолог Игорь Кустов. Человек, умеющий возвращать людей из пресловутого тоннеля со светом в конце. И сам оттуда выбравшийся.

 

– Как вы предполагаете, каким образом произошло инфицирование?

– Первые больные с двусторонней пневмонией у нас появились ещё в начале марта, но это для нас не стало новостью – их и без коронавируса бывает достаточно. Жёсткие меры безопасности были введены позднее. Но даже когда у пациентов стали брать мазки на COVID-19, результатов надо было ещё дождаться, на это требуется несколько дней. А вирус очень контактный, и даже использование средств защиты не даёт стопроцентной гарантии. Мы вообще с коллегами думали, что все уже перенесли инфекцию в лёгкой или стёртой форме, «на ногах». Оказалось, насчёт себя я ошибался.

 

Ежегодно через реанимационное отделение ЦГБ Коврова «проходит» 2500-3000 пациентов

 

– Когда и по каким ощущениям вы поняли, что заразились?

– 14 апреля почувствовал недомогание: температура поднялась до 38 градусов, и всё тело «ломало». При этом ни горло не болело, не было ни насморка, ни кашля. Не думал, что это «корона» – накануне у меня брали мазки, они были отрицательные. Стал принимать противовирусное средство, антибиотики. Измерил пульсоксиметром сатурацию – насыщение крови кислородом. Всё было в пределах нормы – 98-97 процентов. В общем, думал, что справлюсь. Но потом индекс сатурации стал снижаться, и в четверг я сделал компьютерную томографию. Она показала двустороннюю пневмонию, но участки поражения были небольшие, поэтому решил лечиться дома. А в субботу уже попал в «своё же» реанимационное отделение. Был в сознании, хотя сейчас некоторые моменты помню не очень хорошо.

 

 

– Почему молодой организм не смог противостоять инфекции и потребовалась помощь специализированной московской клиники? Вряд ли в вашем случае можно говорить о слабом иммунитете – при вашей профессии такое просто невозможно.

То, что со мной произошло, думаю, следствие наоборот более сильного иммунитета: я занимаюсь спортом, 7 лет назад бросил курить, закаливался, болел нечасто и не припомню, чтобы с температурой. Цитокиновый шторм – ситуация, когда в ответ на вторжение вируса организм выбрасывает такое количество антител, что они уничтожают вирус, «сжигая» и собственные ткани. Иммунитет реагирует молниеносно и мощно, и в этом есть как плюс, так и минус… Ещё в Коврове я получил положительный анализ на ковид, а уже в Москве три теста уже были отрицательные, даже на следующий день.

Видимо, состояние моё ухудшалось стремительно, поэтому друзья, коллеги и, в первую очередь, супруга (она тоже медицинский работник) связались с московской специализированной клиникой, вызвали скорую и было принято решение меня транспортировать туда. Дорогу ещё помню. Помню, как врач мерил сатурацию и говорил, что она уже ниже 70 процентов (критической отметкой считаются 95 процентов – прим. ред.). Помню, как принимали, как спрашивали, попробуем ли искусственную вентиляцию лёгких сначала через маску или сразу сделаем трахеостому. Ответил: «Давайте сразу напрямую» и – всё, провал сознания. Потому уже узнал, что надежду врачи стали давать родным только спустя пять дней. А на десятый день я стал приходить в себя. 5 мая меня перевели в общее отделение, а 12 мая отпустили домой долечиваться.

 

В некоторых случаях тяжёлого течения коронавирусной инфекции в организме может начаться «цитокиновый шторм». Дело в том, что при борьбе с «засланцем» иммунные клетки выделяют особые белки, которые действуют по эстафетному принципу: воздействие цитокина на клетку вызывает образование ею других цитокинов. Если иммунитет хороший, он может "вдарить на полную мощность", уничтожая вместе с вирусами и окружающие ткани. При этом страдают все органы - гигантское количество цитокинов, образовашееся в поражённых лёгких, с кровью разносится по всем внутренним органам и "отключает" их. Остановить «цитокиновый шторм» и спасти организм от «самоубийства» можно, только вовремя определив его начало, - счёт идёт на дни, а иногда даже на часы. 

 

– Помните, о чём подумали, когда сознание вернулось?

– О жене, детях и родителях: как они?! Вторая мысль – благодарность всем, кто за меня боролся: коллегам, друзьям и, в-главных, супруге Ольге, которая уже тоже болела, но звонила, искала возможности, просила, договаривалась…

– Как вы себя чувствуете сейчас и как восстанавливаетесь?

– Сейчас дышится нормально, и ноги держат (улыбается). Но пока ещё на больничном. Лёгкие, конечно, восстанавливаться будут долго, но это процесс уже идёт: было поражено 80 процентов органа, на данный момент площадь поражения сократилась вдвое. Повторное КТ сделаю месяца через четыре. Сейчас самое важное, чтобы поражённая лёгочная ткань не сменилась неэластичными фиброзными волокнами, поэтому занимаюсь дыхательной гимнастикой и скандинавской ходьбой – до осени это всё, что разрешено в плане физнагрузки. Скучаю по бассейну, тренажёрному залу и по работе – хочу через месяц вернуться.

– Вы получили страховку?

– Пока нет, ещё не оформлял необходимые документы.

 

Во Владимирской области страховые выплаты получили уже 25 сотрудников учреждений здравоохранения – врачи, представители среднего и младшего медицинского персонала. Все они заразились коронавирусом, исполняя должностные обязанности. Эти данные привел региональный Фонд социального страхования РФ. В случае временной нетрудоспособности в связи с заболеваниями, вызванными лабораторно подтверждённым Covid-19, медики получают единовременную страховую выплату в размере 68811 рублей. Общая сумма выплат превысила 1,7 млн рублей.

 

– Вы работаете реаниматологом четверть века и имели дело с другими инфекциями, в своё время тоже наделавшими немало шума: свиной грипп, атипичная пневмония… Чем нынешний вирус отличается от предшественников?

– Эпидемии и пандемии бывали и раньше, раз в 20-25 лет они случаются. Но они не были такими агрессивно заразными – при том же свином гриппе мы не носили «противочумники», а надевали только одноразовые маски.  И смертность сейчас выше, и болеют более тяжело.

 

 

– Как вы сами сейчас защищаетесь ?

– Ношу маску, если нахожусь в общественных местах. Использую санитайзер: вышел из магазина – обработал руки.

– А разве у вас нет иммунитета к коронавирусу?

На данный момент – да, я сдал анализы на иммуноглобулины, они у меня есть. Но вирус ещё мало изучен, и надолго ли к нему формируется иммунитет, пока неизвестно.

– Какой личный вывод вы сделали из произошедшего с вами?

– При наличии таких ситуаций не надо быть самонадеянным. Я был. Считал, что отсутствие хронических заболеваний, неплохая физическая форма и довольно молодой возраст дают мне гарантию если не заразиться, то хотя бы переболеть в лёгкой форме. Но болезнь научила иначе относится к собственной жизни.

 

 

 

БорЩидзе

Варю БОРЩ


Комментарии

  • Не равнодушна ковровчанка

    13.06.2020 в 10:51

    Спасибо вам за честное интервью

    Ответить

  • Ольга

    13.06.2020 в 15:52

    Спасибо вам…за честность!
    Здоровья и удачи!

    Ответить

  • ИРИНА

    13.06.2020 в 16:37

    Очень уважаем и ценим Игоря Алексеевича, как порядочного человека и отличного врача.Желаем здоровья и долгих лет жизни !!!

    Ответить

  • Елена

    14.06.2020 в 08:34

    Вывод: Не надо быть самонадеянным. Это для тех всезнаек, которые думают, что вирус это политика

    Ответить

    • Денис

      14.06.2020 в 21:09

      Елена профессия врача подразумевает риск своей жизнью,ради спасения другой, самонадеянность тут не причем.
      Это сильный поступок всех врачей выполнять свою работу в такой трудный период несмотря на все риски

      Ответить

  • Марина

    14.06.2020 в 16:53

    Очень хороший врач! Переживали за него всей семьей. Желаем ему крепкого здоровья!

    Ответить

  • Денис

    14.06.2020 в 21:02

    Просто отличный человек,отзывчивый и неравнодушный к другим, только здоровья,все остальное наладится

    Ответить

  • Владимир

    15.06.2020 в 20:21

    Один из лучших врачей этого города и просто хороший и честный человек! Спасибо ему за все, в том числе за это интервью, хоть правду узнали про эту “заразу”.

    Ответить

  • Ирина

    15.06.2020 в 20:54

    Очень рада, что Игорь Алексеевич поправляется.Здоровья ему и успехов во всем.

    Ответить

  • Александр

    15.06.2020 в 21:00

    Лично знаю этого врача. Отличный врач и человек хороший. Здоровья ему и его семье.

    Ответить

  • Незнакомец из Коврова

    15.06.2020 в 22:24

    Хорошее интервью, и врач хороший. Побольше бы таких

    Ответить

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


О нас

Сайт для тех, кто ценит своё свободное время и готов тратить его только на приятное и полезное чтение. Мы пишем о политике, бизнесе, культуре, спорте, истории и жизни Коврова, судьбах его жителей.

Копирование материалов сайта без разрешения редакции или ссылки на источник запрещено законом – статьей 146 УК РФ “Нарушение авторских и смежных прав”


Свяжитесь с нами

Звоните нам