Как Ширина гора чемпиона мира «обломала». Из истории ковровского мотокросса

В третий понедельник июня отмечается Всемирный день мотоциклиста. Как не вспомнить одну из славных или любопытных историй мотокросса! Ковровская трасса всегда была притчей во языцех у советских мотогонщиков – неширокая, с экстремально короткими въездами в подъёмы, она – бывает же такое! — практически всегда встречала спортсменов шваховой погодой. Бывало, что гонщики обмораживали глаза: мороз, встречный ветер, слезы текут, очки запотевают – пиши пропало! Казалось, что ехать на бешеной скорости в таких условиях невозможно. Не тут-то было! На Шириной горе всегда гоняли так, что зрители ревели от восторга. Та февральская гонка 75-го навсегда запомнилась и им, и на тот момент второму в СССР (и впоследствии 5-кратному) чемпиону мира по мотокроссу Геннадию Моисееву. Ширина гора едва не поставила крест на его спортивной карьере.

Геннадий Моисеев

 

 ДАЙТЕ ЕМУ БУЛЬДОЗЕР

А началась она 19 июля 1964 года в районе посёлка Порошкино под Ленинградом, где проходил 11-й этап чемпионата мира по мотокроссу. Всё внимание болельщиков обращено на борьбу бельгийца Жоэля Робера и советского гонщика Виктора Арбекова, которому через год суждено было ошеломить Европу и стать первым в СССР чемпионом мира. Принципиальные соперники завораживают абсолютно противоположными техниками езды: Робер прёт как локомотив, а Арбеков «вышивает», обходя разбитые участки трассы. В этом чемпионате он уступил бельгийцу и стал третьим – возможно, именно поэтому впервые в жизни наблюдавший гонку 16-летний деревенский паренёк Гена Моисеев решил, что сам точно будет гонять напористо, агрессивно. К тому моменту он уже уверенно рассекал на «Ковровце» и на следующий же день пришёл ленинградский Дворец пионеров им. Жданова «записываться в мотокросс».

Уже через 2 года он стал призёром СССР среди юношей (в классе 175 см3) и попал в сборную страны. Но на чемпионатах мира Геннадию фантастически не везло. В 1972 году даже встал вопрос об исключении из команды — в 8 этапах из 12 он сошёл с дистанции. Техника буквально сыпалась под спортсменом — лопались обода колёс, разваливалась подвеска. Среди болельщиков даже ходила шутка: дайте Моисееву бульдозер — он и его сломает! Но действительность была иная: из 250-кубового «ЧеЗета» («CZ» — завод по производству мотоциклов в Чехии – прим. ред.) возмужавший гонщик банально вырос. На трассе Моисеев всегда «лез напролом», на поворотах почти не страховался и лишний раз не выставлял ног, ехал на подножках, «досуха выжимая» машину. Показательный случай он описывает в своей книге «Длинна дорога на Олимп»: «На одном из стартов в Бельгии в середине заезда перед выходом из виража у меня на какое-то мгновение заклинило газ. Как потом выяснилось, под дроссель попал кусочек эпоксидной смолы. Но этот миг незакрытого газа мне обошелся дорого. Через 15 метров после виража возвышался бугор высотой около 2-х метров. После него впадина и опять подъём. Я шёл на слишком большой скорости. Вместе с мотоциклом взлетел в воздух и тут же на меня стал надвигаться второй бугор, как стена. Пытаясь смягчить грозящий удар, вытянул руки и ноги. В таком положении и приземлился. Руль сломался, подножки разогнулись и я, сильно стукнувшись о рулевую колонку, рухнул набок. Сначала ничего не почувствовал. Лишь потом стало нестерпимо больно в позвоночнике».

 

 

Такой мощи характера требовалась и техника повыносливее, чем сдавшие к середине 70-х позиции чешские кроссачи. Помог случай. На одном из европейских этапов чемпионата гонщики сборной СССР положили глаз на новинку того времени – австрийские спортивные мотоциклы «КТМ». В разгонной динамике они объективно превосходили «CZ» — во время импровизированного тестирования разница в отрыве на дистанции 100 метров составила около 5 метров. Но вопрос о том, чьё «железо» будет у советских мотокроссменов в те годы решался на уровне руководства страны. А идеологи компартии были категорически против того, чтобы использовать мотоциклы, которые выпускаются на родине Гитлера! И неизвестно, какими бы репрессиями закончились баталии между тренерами и партийными бонзами, если бы в дело не вмешался… Герой Советского Союза Маршал авиации Александр Покрышкин. Страстный болельщик мотокросса, он привёл пример из своего военного прошлого. Однажды он был сбит над фашистским аэродромом. Приземлившись с парашютом в лесу, он дождался ночи и угнал немецкий «Мессершмитт», чтобы – опять рискуя быть сбитым уже своими — выбраться с вражеской территории. Потом на этом самолёте закрасили свастику, нарисовали звёзды, и Покрышкин совершил на нём немало успешных боевых вылетов. Под тяжестью таких аргументов руководители страны Советов сдались – контракт с «КТМ» был подписан.

 

 

ФАЛЬСТАРТ И МЕРСЕДЕС В ПОДАРОК

Для Моисеева австрийский байк стал, как говорится, тем, что доктор прописал – на нём он 5 раз стал чемпионом мира — трижды в личном кроссе и дважды в командном. Всего же за 7 лет сотрудничества с австрийцами (с 1972 по 1979 годы) Геннадий выиграл 37 заездов, в 19-ти был вторым и в 15-ти — третьим.

Победным для Моисеева стал 1974 год, когда чемпионат мира по мотокроссу превратился в его противостояние с Ярославом Фалтой. Чех катался зло, сказывалась обида за то, что команда СССР сменила марку и желание утереть нос выскочке-«КТМ». К последнему, 11-му этапу в Швейцарии счёт по очкам (145:129) вёл Моисеев, имея все шансы на победу — впервые за 7 лет участия в чемпионатах мира. Эту победу – вторую после Арбекова — в СССР ждали 9 лет. Ждали её и в Австрии — для малоизвестной на то время марки «КТМ» это означало бы мировое признание. Развязки жаждали и в Чехии – если бы выиграл Фалта, бренд «CZ» вернул бы себе звание лидера индустрии. Словом, нервы у всех были напряжены до предела. И счастливый случай представился Фалте – в первом заезде Моисеев ушёл на трассу одним из последних, случайно – а случайно ли? – столкнувшись на старте с другим чехословацким гонщиком. После удара выскочил трос газа и пришлось потратить драгоценные секунды, чтобы устранить неисправность. Лениградец стремительно сокращал разрыв, но, когда Геннадий был уже восьмым, а Ярослав четвёртым, после очередного прыжка у мотоцикла Моисеева заклинило экспериментальные амортизаторы – и пришлось сойти с трассы. Второй заезд: неисправности устранены, Моисеев полон решимости взять реванш, но в самый разгар гонки после прыжка опять сломались амортизаторы, трибуны взревели, и… Фалта – первый! Впрочем, всего на полчаса… Видеокамеры зафиксировали фальстарт! За нарушение судьи добавили чеху 60 секунд штрафа, что отбросило его на 8 место в заезде и в итоге лишило надежд на мировое золото. Это был самый скандальный этап за всю историю чемпионатов. Разбирательства длились несколько недель, и только 19 октября на конгрессе FIM (Federation Internationale de Motociclisme (фр.) – Международная мотоциклетная федерация – прим. ред.) в Сан-Марино было принято окончательное решение, что чемпионом мира 1974 года по мотокроссу в классе 250 см3 стал Геннадий Моисеев. Счастливый владелец фирмы «КТМ» Эрик Трункенпольц подарил советскому гонщику «Мерседес».

 

 

БОЛЬШОЙ ОБЛОМ

Сам Моисеев к триумфу относился как к недоделанной работе – «бумажная» победа его не устраивала. Злые языки говорили, что победителем его сделали судьи (в Чехии даже книга вышла под названием «Украденный титул»). Поэтому выступить на чемпионате следующего года для ленинградца было делом чести. Но Шириной горе всегда было всё равно на честолюбивые планы. Она проверяла мотокроссменов на прочность одинаково бескомпромиссно — не взирая на регалии и перспективы. Да и своих — зидовских — гонщиков в Коврове всегда любили, откровенно говоря, больше, чем условно чужих, пусть и с золотым кубком под мышкой. Чужакам и снежный ком под колёса могли бросить. Зато если кто-то из наших, забуксовав на подъёме, падал — так раздухарившиеся болельщики, бывало, пытались на руках занести гонщика вместе с мотоциклом в гору. Чтобы сдерживать этот фанатский пыл, на самых драйвовых участках приходилось выставлять живое ограждение из военнослужащих. Очевидцы тех лет поговаривают, что тогдашнее руководство завода тоже чихать хотело на чемпионские звания московских и ленинградских хлопчиков из сборной страны, и с ними на Шириной горе не церемонились. Никаких поблажек в виде «пропустить вперёд из уважения» не делалось. Более того — на традиционную зимнюю гонку якобы всегда выходили «статисты», к примеру, техники-испытатели. Их задачей было прикрывать местных любимцев – да ещё и на родных «Ковровцах»! — любой ценой. Подрезав соперника на старте, «нечаянно» задев на повороте – даже так… Такой спортивно-производственный патриотизм в ярчайшем проявлении. Полвека назад, кажется, весь город жил одной идеей, одним дыханьем – мотоциклетной гарью, смешанной с морозной пылью ширинской трассы.

 

 

В феврале 75-го свежеиспеченный чемпион мира Геннадий Моисеев принимал участие в 19 традиционном зимнем ковровском мотокроссе. Спортсмен был в прекрасной физической форме и полон решимости показать высший пилотаж. Впереди – десятки 2-километровых кругов, насыщенных крутыми трамплинами и резкими поворотами. Максимальный угол подъёма – 40 градусов, спуска – 45. Трасса – голый лёд. А катались тогда, напомним, на нешипованной резине, потому вся надежда в случае заноса – только на собственные руки-ноги. В заездах 125 см3 и 175 см3 Ширина гора «косила» гонщиков «пачками» — падений не смогли избежать даже лидеры классов. Но чемпиону мира, выросшему на лениградском песке, к такому не привыкать… Как и к ковровской трассе – ведь 2 года назад, в 73-м он уже становился её победителем.

Итак, настал черёд 250 «кубиков», спортсмены – на исходной. Внимание, марш! И тут происходит невообразимое – на самом старте вдруг случается массовый «завал». Есть очевидцы, утверждающие, что кто-то из гонщиков (уж не «статист» ли, закусившийся с кумиром миллионов ради победы ковровских героев?) подрезал Моисеева, и из-за его падения образовалась настоящая каша мала из людей и железа. Болельщики ахнули – титулованный мотокроссмен поднимается с рукой, висящей плетью. Врачи диагностируют перелом. Уже в больнице выяснилось, что конечность размозжена в нескольких местах. Невероятно, но Ширина гора таки обломала чемпиона мировых трасс! Правда, и для местных лидеров в этот день на медали она не расщедрилась.

 

 

ЗОЛОТОЕ УПРЯМСТВО

Ковровская гонка поставила крест на Чемпионате мира 1975 года. Врачи вообще сказали Моисееву, что теперь что-то тяжелее вилки он вряд ли удержит. Но Геннадий, ещё в далёкие 16 лет решивший, что его стиль – это напор, не сдался. Наперекор диагнозам, едва оправившись от многочисленных операций, он вернулся к тренировкам. И успел вскочить в уходящий поезд, правда заняв в турнире лишь 12 место. Можно представить, каких нелестных комментариев он наслушался в свой адрес. Австрийцы тоже приуныли. Но для таранной воли ленинградца, похоже, не было преград. Уже в 76-м он вырывает серебро, а ещё через год – золото Чемпионата мира! И ещё два — в 78-м и 79-м. Мир был сражён. КТМ-вцы, кажется, обезумели от счастья! Именно с потрясающего успеха Моисеева началась широкая рекламная компания, и небольшой завод в Австрии превратился в известную мировую мотоциклетную фирму. В честь Моисеева «КТМ» изготовил специальную эмблему, которая стала визитной карточкой австрийского бренда. Компания вручила любимцу ещё один «Мерседес», а потом ему и его брату, который ездил с ним на все чемпионаты механиком, по дому-прицепу с «начинкой» покруче, чем у двух предыдущих легковушек. Понятно, насколько против шерсти это было тогдашним партруководителям СССР.

Всемирный советско-австрийский триумф продлился недолго. В 1980 году всё-таки было принято решение разорвать «идеологически ошибочное» партнёрство с «КТМ», что отправило в глубокий нокаут отечественный мотоспорт на долгие годы. Советские гонщики снова стали тренироваться и выступать внутри страны на «ЧеЗетах». Но и выезжая за рубеж и получая возможность пересесть на «австрийца», всё равно не могли показать высокий результат. Потому что банально не успевали адаптироваться к технике за столь короткие сроки. В 1981 и 1982 годах Геннадий Моисеев стал чемпионом СССР (всего за карьеру он завоёвывал этот титул 6 раз), а потом постепенно переключился на тренерскую работу, которой занимается до сих пор. В том самом – теперь уже питерском – дворце молодёжи.

 

 

P.S. Кстати, поговаривают, что после того инцидента на Шириной горе, руководство сборной страны категорически запретило Моисееву принимать участие в ковровских мотокроссах — от греха подальше. По крайней мере на тот период, пока он — «международник». Так и случилось. 5-кратный чемпион мира ещё дважды выступал в Коврове. Но уже после «прощания» с «КТМ», когда перспектив повторить международный триумф объективно не стало.

БорЩидзе

Варю БОРЩ


Комментарии

  • Старик

    15.06.2020 в 20:08

    Спасибо, хорошая статья!

    Ответить

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


О нас

Сайт для тех, кто ценит своё свободное время и готов тратить его только на приятное и полезное чтение. Мы пишем о политике, бизнесе, культуре, спорте, истории и жизни Коврова, судьбах его жителей.

Копирование материалов сайта без разрешения редакции или ссылки на источник запрещено законом — статьей 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав»


Свяжитесь с нами

Звоните нам