Больничный закрыт, а теста нет. Это нормально?

Тот случай, когда поводом для материала стало обращение читателя. Ковровчанка рассказала о том, что еле… вернулась на работу после того, как переболела ковид-инфекцией. Работодатель боялся принимать подчинённую, так как её должностные обязанности предусматривают общение с большим количеством людей, а документов контрольного теста сотрудница не смогла ему предоставить – их в лаборатории потеряли. БОРЩ разобрался, как всё-таки в Коврове закрывают больничный ковид-больным и почему можно не дожидаться отрицательных тестов.

 

На словах и на деле

Ирина заболела 29 апреля. У неё и членов семьи взяли тесты. Учитывая, что болезнь протекала не в тяжёлой форме, лечение женщина получала на дому. Через месяц, видимо, ориентируясь на объективное улучшение состояния здоровья пациентки (потому что результатов тестов на тот момент так и не было), терапевт закрыла лист нетрудоспособности. Так ковид это был или нет? Ответ от врача ковровчанка не получила.

БОРЩ обратился за комментариями в Роспотребнадзор – об увеличении количества проводимых исследований ещё 24 апреля говорила главный санитарный врач Коврова Ольга Репина: «Были временные трудности с тем, что анализы делались долго, потому что этим занималась единственная лаборатория во Владимире — приходилось ждать по неделе, по десять дней. Сейчас открыты лаборатории в Юрьевце, Муроме, Александрове, два дня назад начала работу лаборатория в Коврове, в нашем же здании. Тест-систем много, задержек сейчас станет меньше».

Но дозвониться до Ольги Викторовны не удалось. На электронное письмо она тоже не ответила. Пришлось делать официальный запрос в область. Ответ удивил: «Сейчас на территории Владимирской области лабораторные исследования на COVID-19 проводятся в лабораториях : ФБУЗ «Центра гигиены и эпидемиологии в Владимирской области, ГБУЗ ВО «Областной клинической больницы », ГБУЗ ВО «Городской  больницы №6 г. Владимира», ГБУЗ ВО Муромского кожно-венерологического диспансера», кожно-венерологического центра в г. Владимире, ГБУЗ ВО «Гусь-Хрустальной городской больницы»… …На данный момент своевременность предоставления результатов лабораторных исследований составляет 1-3 дня».

 

Между тем Ирина решила сама дозвониться до владимирской лаборатории. Приводим текстовую версию аудиозаписи телефонной беседы (она имеется в распоряжении редакции):

– Здравствуйте, это лаборатория? Мне дали ваш телефон, чтобы узнать судьбу своего анализа, который взяли 29 апреля.

– Результаты обследований мы не передаём по телефону. Где проживаете?

– Ковров. У меня анализ взяли 29 апреля. Мне узнать хотя бы, он сделан или нет…

– Нет. У нас задолженность – 7 тысяч исследований.

– Понятно, мне и не ждать его, да?

– Да. Бесполезно. У нас один ротор на 36 исследований, 3 раза в сутки его запускаем, в две смены работаем. Невозможно же сделать такие объёмы. Это маленькая машинка на 36 исследований. Это просто игра такая между департаментом, Минздравом…

– Это кошмар.

– Это Россия.

 

Одни не могут, другие не хотят

Ну и ладно, казалось бы: главное – жива-здорова, больничный закрыт и можно вернуться к работе. Но буквально на следующий день наконец пришёл результат теста дочери Ирины. И он подтвердил заражение коронавирусом! Семью снова посадили на карантин – всё-таки дожидаться двух отрицательных результатов. Это спустя-то месяц…

 

 

Повторные тесты Ирине сделали 25 и 27 мая. Первый показал, что заразной инфекции в её организме нет. Второго… она снова не дождалась. Как и в случае с апрельским анализом, толков от лаборатории добиться не удалось: нет такого теста. То ли не довезли из Коврова, то ли уже во Владимире потеряли. По окончании двух карантинных недель больничный Ирине был и на этот раз закрыт – ну не болеет человек, что ж «мариновать-то» его?

И снова, казалось бы, можно приступить к труду. Не тут-то было. Работодатель потребовал от сотрудницы в дополнение к больничному результат второго отрицательного теста. Трудовые обязанности подчинённой предполагали ежедневное общение с большим числом людей, и опасения руководства можно понять. Но они, оказывается, беспочвенны. К такому выводу пришёл БОРЩ.

Не будем называть фамилии врачей, не захотевших отвечать на вопрос: «По каким критериям делается вывод о том, что больной коронавирусом выздоровел и может вернуться к обычной жизни?». Только потому, что с уважением относимся к их труду и с пониманием – к тому, в каких условиях им сейчас приходится работать. Хотя и считаем дикостью то, что медицинские документы приходится искать, изучать и переводить с чиновничьего языка на человеческий журналистам.

Министерский регламент

Сначала про стационар. Согласно «Временным методическим рекомендациям по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции 2019-nCoV» выписка пациента с коронавирусной инфекцией из медучреждения допускается и до получения двух отрицательных анализов на ковид при стойком улучшении состояния.

Учитываются отсутствие температуры, присутствие нормального уровня насыщения крови кислородом и наличие в ней особых белков, отвечающих за ответ организма на вторжение инфекции: если их немного – значит воспаление пошло на спад, иммунитет справляется. Всё! Даже повторные КТ или рентген непосредственно перед выпиской необязательны. Можно на обывательском уровне до пены у рта спорить, правильно ли это. Но раз Министерство здравоохранения так решило – иначе врачи поступать не имеют права. Регламент он и при пандемии регламент. То есть человек, даже ещё нося вирус в себе, может быть выписан домой. Долечиваться в условиях самоизоляции.

 

 

Теперь про долечивание на дому и вообще амбулаторное лечение, а также о том, как в итоге закрывается больничный. Тот же принцип: есть стойкое улучшение состояния пациента – есть основания считать его выздоровевшим. Температура, сатурация и анализ крови – три критерия, по которым участковый терапевт может сделать вывод, что больной справился с уханьской заразой. Естественно, с учётом сроков необходимого карантина. То есть если, к примеру, «получшело» на восьмой день, «карантинить» всё равно придётся минимум две недели.

Антон Зинченко

«Врач берёт на себя ответственность за решение о том, признать ли человека выздоровевшим, и если он закрыл лист нетрудоспособности, значит, вопросов к пациенту больше нет, в том числе их не должно быть и у работодателя, – пояснил главврач ЦГБ Антон Зинченко – Если человек справился с какой угодно другой болезнью, включая сифилис или гонорею, у него же не спрашивают результаты анализов? Достаточно того, что больничный закрыт».

И насчёт этого тоже можно сколько угодно спорить на обывательском уровне. Но министерский регламент есть – и точка. Заметим, что с марта «Временные методические рекомендации по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции 2019-nCoV» претерпели семь редакций. И не факт, что не будет новых правок. Может, через неделю ковид-больному вообще будет достаточно сказать: «I’m OK», чтобы врач закрыл больничный. Увы, в нашей стране какую сферу ни возьми, в ней рано или поздно начинается политика. В случае с коронавирусом политики, кажется, вообще больше, чем медицины.

А дело, оказывается, вот в чём…

Видимо, и с тестами вышло так же – то их то рекомендовали делать едва ли не всем подряд, то вообще бросили делать и брать в расчёт. Очевидная причина одна: не хватает возможностей лабораторий. Но БОРЩ нашёл ещё одно объяснение в… соседней Беларуси! Там Минздрав решил так: пациенты с лёгкой формой коронавируса (то есть те, кто лечится или долечивается после больницы на дому) тестирование проходят через 14 суток от выявления болезни. При отрицательном показателе их выписывают. Если же у пациента он положительный, то выдавать больничный лист будут на 21 день. Потому что, как показывает практика, у большого числа пациентов вирус может выделяться более месяца. Но опыт китайских и европейских учёных показывает, что это уже нежизнеспособный вирус, это всего лишь его «агонизирующие останки», которые не способны инфицировать кого-то ещё. Ну, батьке-то как не верить…

 

Что ж в России-то не об этом из каждого утюга говорят, а о том, как доблестно штампуют анализы и как “до фига” свободных коек? Вдогонку этому риторическому вопросу можно только в очередной раз риторически повозмущаться на стойкое ощущение:

  • что в нашей стране “на бумаге” и “в жизни” – это параллельные, которые не пересекаются даже в бесконечно удалённой точке;
  • что политика подчинила все сферы жизни, какую ни возьми;
  • и что пропаганды у нас  – от пуза, а просвещения – дефицит.
Андрей Молчанов

Напоследок пару лайфкахов на случай, если работодатель-таки требует тест «до кучи» к больничному:

«Если врач пришёл к выводу, что вы здоровы, значит, так и есть, и на действия работодателя можно пожаловаться в Трудовую инспекцию, – сообщил БОРЩу прокурор Андрей Молчанов.

«Или можно предложить начальнику выделить средства на то, чтобы сделать анализ на наличие антител к коронавирусу, такая возможность в Коврове есть», – добавил врач Антон Зинченко.

 

 

БорЩидзе

Варю БОРЩ


Комментарии

  • Собака

    17.06.2020 в 19:47

    А если выздоровший заразил человека который извините помер, халатность в отношении врача или как?

    Ответить

  • Дохтур

    17.06.2020 в 20:22

    Больничный лист официально так и называется- листок нетрудоспособности. Т.е. на период его действия, человек не способен трудиться. Если б/л закрывается, то человек является трудоспособным, т.е. может исполнять трудовые функции. Но! При исполнении трудовых функций никто не отменяет нормы сан.эпид. режима (соц. дистанция, масочный режим, режим сан.обработки). Вот и все.

    Ответить

    • собака

      18.06.2020 в 07:58

      В обычной жизни да, но в условиях пандемии больничный это еще и способ изолировать носителя инфекции.

      Ответить

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


О нас

Сайт для тех, кто ценит своё свободное время и готов тратить его только на приятное и полезное чтение. Мы пишем о политике, бизнесе, культуре, спорте, истории и жизни Коврова, судьбах его жителей.

Копирование материалов сайта без разрешения редакции или ссылки на источник запрещено законом – статьей 146 УК РФ “Нарушение авторских и смежных прав”


Свяжитесь с нами

Звоните нам