Директор медколледжа Эдуард Зубов – о том, что общего у инфаркта и экзамена по анатомии

150 первокурсников Ковровского медицинского колледжа сегодня прошли торжественную церемонию посвящения в студенты и впервые надели белые медицинские халаты. Их поздравили глава города Елена Фомина и директор колледжа Эдуард Зубов, а также преподаватели, друзья, родные и близкие. Праздник состоялся на территории медколледжа, который сегодня отмечает 5-летие со дня присвоения ему имени Ефима Ивановича Смирнова – выдающегося советского врача, профессора, военного и государственного деятеля, уроженца Ковровской земли.

 БОРЩ не мог миновать символичную дату. Наш собеседник – Эдуард Зубов – человек, который ежегодно становится «крестным отцом» для полутора сотен ковровских медиков – рассказал, как медицина вмешалась в его жизнь, какой процент выпускников колледжа находит работу и почему они не спешат продолжать образование в вузе. 

 

ковров, айковров, в коврове, новости коврова, медучилище, медколледж, медуха, эдаурд зубов, журналборщ, борщмедиа

 

 

♦ Ковровский медицинский колледж – одно из старейших учебных заведений Коврова. Впервые он открыл двери первокурсникам в 1932 году. За годы работы выпустил более 12 тысяч фельдшеров, медицинских сестёр, лаборантов и фармацевтов для медучреждений города и области. В этом году на первом курсе будут учиться 150 человек по специальностям «Сестринское дело», «Фармация» и «Лечебное дело». Всего же в колледже учатся более 600 студентов, причём 136 из них, в том числе некоторые первокурсники, входят в волонтёрский штаб «Добрые сердца» ♦

 

ковров, айковров, в коврове, новости коврова, медучилище, медколледж, медуха, эдаурд зубов, журналборщ, борщмедиа

 

В семье Зубовых врачей не было. Да и Эдуард Рудольфович в юности представлял себя военным. Но медицина сама вошла в его жизнь. Даже не вошла, а вмешалась. Аппендицитом с послеоперационными осложнениями, который выпал как раз на выпускное лето. Люди в белых халатах произвели на юношу судьбоносное впечатление, и он поступил в медучилище.

Не жалели?

– Никогда. Хотя теперь, конечно, понимаю, что с пенсией прогадал (смеется).

 

 

Потом была Нижегородская медицинская академия. Учеба давалась легко. Может быть, потому что за оценками Эдуард не гнался. «Лучше получить четыре, но разобраться в предмете, чем бестолково «назубрить» пятерку», –  по такому принципу Зубов учился сам и так же мотивирует сейчас своих студентов. Хотя пресловутую анатомию не без трепета вспоминает до сих пор.

– Знаете, как молодому врачу объясняют, что такое холодный пот при инфаркте? Когда завтра сдавать анатомию, а ты сегодня об этом узнал. Вот такой же пот и прошибает. Никаких пересдач ведь тогда не было. У меня даже такой профессиональный кошмар был. Причем появился этот сон уже через пару лет после экзамена.

А еще анатомия отпечаталась в памяти запахом формалина в препараторской. Там, где плавают в чанах ноги, руки и другие «учебные пособия», а «перваки» вылавливают их багром и на носилках несут на секционные столы, чтобы «в натуре» изучать мышцы, нервы, сосуды…

– Сейчас «анатомички» заменяют симуляционными центрами. Это правильно – учиться на муляжах для психики спокойнее. Тем более на первых курсах. Не все же потом пойдут в патанатомию. Это сложная профессия, в которой надо уметь ставить себе внутренние барьеры. Чтобы абстрагироваться от запаха, зрительных ощущений, тактильных…

 

ковров, айковров, в коврове, новости коврова, медучилище, медколледж, медуха, эдаурд зубов, журналборщ, борщмедиа

 

Когда он учился на 5 курсе и уже надо было определяться со специализацией, она тоже сама вмешалась в жизнь – трагическая смерть брата «познакомила» его с сотрудниками ковровского отделения областного бюро судмедэкспертизы. Там была вакансия, и врачи со стажем пригласили Зубова пополнить свои ряды. Спокойно и деловито рассказали, что новобранцам дают служебное жилье, телефон и молоко за вредность. И ему – тогда уже мужу и отцу двоих детей – все это лишним точно не будет, учитывая уровень зарплат в медицине. Скажете, в морге работают прожженные циники? Возможно. А может быть эти люди в отличие от всех остальных умеют ценить жизнь. И знают, что откладывать на завтра то, что она предлагает сегодня, глупо.

А вы помните первый рабочий день?

– Да разве его забудешь. Вызов на пожар в село. Нет, никаких обмороков и паники не было. Я и студентами сейчас внушаю: в голове всегда все есть, нужно просто успокоиться, порассуждать и то, что нужно, придет. Пока опергруппа отрабатывает место происшествия от периферии к центру, ты концентрируешься, надеваешь перчатки и начинаешь действовать. Знаете, что самое главное в медицине? Не торопиться. Чтобы не наделать ошибок в самом начале. Понятно, что порой счет идет на секунды, но это совсем другие секунды. Они вмещают столько информации, на анализ которой в обычной ситуации понадобятся часы. Поэтому взять паузу на эти пару секунд порой крайне  важно.

 

 

Почти 15 лет Эдуард Рудольфович отдал судмедэкспертизе. В 2010 году избрался в городской совет народных депутатов, и совмещать эту сферу с работой эксперта стало трудно. Поэтому Зубов прошел в Питере учебу по организации здравоохранения и стал начмедом во второй городской больнице. А в 2013 году возглавил медучилище, с которого когда-то началась его путь в профессию. И, как говорится, пришелся ко двору: за 5 лет вчетверо увеличили план набора, опять стали принимать на учебу девятиклассников, открыли новые специальности «Акушерское дело» и «Лабораторная диагностика», замахнулись и на «Косметологию». А еще отремонтировались, обзавелись оргтехникой и современным учебным медоборудованием. И вот, что интересно: колледж как-то незаметно перестал в народе называться «медухой». Как-то посерьезнело учебное заведение, «попрестижнило».

Вы теперь сами учите анатомии завтрашних медсестер и фельдшеров. Как думаете, они тоже боятся экзамена у вас до холодного пота?

– Ну, оценку за красивые глаза я точно не поставлю. Сердцем, конечно, я к ним как к детям отношусь, но решения приходится принимать профессиональные. Хотя сравнивать то, как учились мы и как учатся они, – неуместно. Они сейчас преподавателя и поправить на лекции могут, потому что уж давно все в Интернете скачали и прочли. И диагнозы быстрее ставят, потому что технологии шагнули далеко вперед – они уже здесь учатся работать с современным оборудованием, а нам раньше даже кардиограф только в больнице показывали.

 

 

Возможностей-то у нынешних студентов-медиков больше. А как начет способностей? Все эти симуляционные центры и прочие «нано-штуки» их, простите, не расслабляют? Ставить диагноз по старинке послушав и постучав они умеют?

– Конечно. Кстати, в прошлом году впервые введена аккредитация для выпускников. Раньше мы здесь выдавали диплом, сертификат, и можно было трудоустраиваться. Теперь сертификаты выдаёт областной аккредитационный центр. То есть там наши уже дипломированные специалисты сдают экспертной комиссии экзамен по теории и практическим навыкам. И если справились – получают сертификат и право работать. Это и студенческую ответственность повысит, и преподавательскую. Потому что по общему срезу, по тому, плавают выпускники в анатомии или не могут выслушать коклюш, будет сразу очевидно, кто из нас недорабатывает.

А многие из нынешних выпускников повторяют вашу судьбу и идут дальше учиться в вуз?

– Нет. Но дело не в нежелании. Сейчас фельдшер – практически врач на скорой помощи или на селе. Подъемные – 500 тысяч. А если и жена, например, – акушер, так миллион. Молодежь просто по-хорошему прагматична.

 

 

Трудоустраивается какой процент выпускников?

– Все. Зарплата в 20 тысяч – минимум. Вот Первый клинический в офтальмологию, например, приглашал сестер, 34 тысячи предлагали. И наши выпускницы проходили там практику с последующим трудоустройством. В малеевском медцентре тоже вакансии были. То есть можно и в частную медицину от нас сразу шагнуть.

А вы как к ней, кстати, относитесь?

– Непростой вопрос. Нас-то ведь учили, что медицина должна быть бесплатная и доступная. И до 91-го года так и было. А сейчас мы и налогами за нее платим, и потом снова – уже в натуральном выражении, как говорится. Я опять про выбор вспомню – он у человека должен быть. Как в самолете: бизнес-классом или в общем салоне – ты вправе решать, но лететь-то все будут в нужном направлении и за нужное время. То есть медицинскую помощь ты получаешь одинаковую, а вот уровень комфорта волен выбирать. Платить надо не за то, какой длины разрез сделает хирург, удаляя аппендицит, а за то, будешь ты потом лежать в общей реанимационной палате или в индивидуальной, да под присмотром личного врача.

Вы 8 лет совмещаете работу в медицине и участие в местном самоуправлении. Чтобы вы, исходя из этого, посоветовали областному или федеральному руководству для улучшения жизни в городе?

– Во-первых, чтобы больший процент налогов оставался в городе. Тогда и дороги были бы лучше, и социальные программы интенсивнее работали. Во-вторых, конечно, нормальную зарплату молодым. Чтобы они не уезжали в мегаполисы. И жилье бесплатно. Или хотя бы беспроцентный кредит – они же потом эти «проценты» работой вернут. Ну, это, скорее пожелания на самый высокий уровень. А если на областной – то, само собой, достроить теркорпус. Чтобы не водить детей в поликлинику у Христорождественской церкви. В эту поликлинику ведь заходить-то страшно, под моим весом так она просто ходуном ходит…

 

 

Для сохранения исторической памяти сегодня новое имя получила остановка общественного транспорта, которая находится недалеко от медколледжа. Теперь она называется «Медицинский колледж имени Ефима Ивановича Смирнова».

 

(фото: архив редакции, пресс-служба администрации Коврова) 

БорЩидзе

Варю БОРЩ


Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


О нас

Сайт для тех, кто ценит своё свободное время и готов тратить его только на приятное и полезное чтение. Мы пишем о политике, бизнесе, культуре, спорте, истории и жизни Коврова, судьбах его жителей.

Копирование материалов сайта без разрешения редакции или ссылки на источник запрещено законом – статьей 146 УК РФ “Нарушение авторских и смежных прав”


Свяжитесь с нами

Звоните нам