«Сложно не принимать чужую боль». Врач-ординатор – об учителях, ковиде и том, что может спасти жизнь

Дарья Новожилова – одна из выпускников медвуза, боровшихся с ковидом на передовой, в госпитале Центральной городской больницы Коврова. Сейчас здесь 60 коек, принимают пациентов и из других городов. Редкий день обходится без приезда скорых с пациентами. С ноября 2020 года Дарья работала врачом-стажёром ковидного госпиталя ЦГБ и уволилась в конце минувшего лета лишь по той причине, что необходимо продолжать обучение. Молодой врач поделилась с «БОРЩом» своими рассуждениями о профессии и полученном опыте.

 

ковров, городковров, вковрове, новости Коврова, журналборщ, борщмедиа, борщковров, айковров, в коврове, ковровские вести, цгб, госпиталь, ковид, ординатор, новожилова, журналборщ, борщмедиа

 

О выборе и страхах

 

Я – ковровчанка, училась в школе №21, год назад окончила Ивановскую медицинскую Академию по специальности «педиатрия» и поступила в ординатуру во ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» (Москва) по специальности «неврология». Осенью 2020 года, когда началась вторая волна ковида, меня пригласили работать в госпиталь ЦГБ. Я согласилась.

Боялась ли я ковида? Нет. С самого начала пандемии в моей семье много говорили об этом: мама, Наталья Евгеньевна Калачёва, работает медицинской сестрой в отделении реанимации и интенсивной терапии ЦГБ (где своя «красная зона») и знает ситуацию изнутри.

На самом деле, меня с детства окружали разговоры на медицинские темы. Можно сказать, что я и профессию не выбирала – это она выбрала меня. Всё получилось само собой.

Мои задачи в ковид-госпитале – приём больных, назначение обследования и лечения, диагностика заболевания, ведение больных, оказание неотложной помощи при необходимости. В общем, абсолютно всё то, что должен делать врач.

Чего я действительно боялась, так это не справиться с обязанностями и не выдержать физически. Но как только оказалась в «красной зоне», все сомнения остались позади. Я справилась.

 

 

О «красной зоне»

 

Сейчас, пожалуй, уже все знают: «красная зона» – это территория, где каждый, кроме пациентов, находится в защитном комбинезоне. На самом деле, это выглядит так: сначала надевается медицинский костюм, на него – защитный комбинезон, далее на обувь натягиваем бахилы, на голову – защитную шапочку, на руки – перчатки. Органы дыхания защищает респиратор, глаза – специальные очки. Пить, есть, справлять естественную нужду нельзя. Каждый раз, когда ты покидаешь «красную зону», всё это нужно снять. При возвращении – облачиться вновь. В защитном комбинезоне очень жарко и постоянно хочется пить.

Были дни, когда в течение рабочего дня – а это с 8 утра до 4 вечера –  находилась возможность выйти в чистую зону и, к примеру, чаю выпить. Но это всё же редкость, в период спада заболеваемости.

 

 

Самое сложное время – ноябрь-декабрь 2020 года: поступающих больных больше, чем мест в отделении. Очень ждали спада заболеваемости минувшим летом – так, как это было год назад. Но надежды наши не оправдались: пациентов по-прежнему много, болезнь переносят тяжелее – вирус адаптируется к лечению препаратами. Ковид меняется всё время, приспосабливаясь к новым условиям. Он стал злее.

 

О пациентах

 

Во вторую волну было много пациентов с хроническими заболеваниями и выраженным ожирением. В третью волну в госпиталь стали поступать более молодые пациенты: от 30 до 45. «Хроников» стало меньше, но ковид переносят тяжелее.

Пациентов объединяет страх перед болезнью. Очень сложно дистанцироваться и не принимать чужую боль. Хотя я понимаю, что это порой необходимо, чтобы не разрушить себя. Но почти всегда проникаешься. К тому же, в ковид-отделении лечатся довольно продолжительное время – от двух недель до полутра месяцев. Порой врач и пациент становятся хорошими знакомыми.

Мы все, наверное, будем помнить одну из наших пациенток. Молодая, относительно здоровая до заражения ковидом. Болезнь у неё протекала тяжело. Долго лежала и у нас, и в реанимационном отделении. Мы осознавали, что, скорее всего, она не справится. Девушка надеялась на лучшее, все старались её поддержать. Когда в очередной раз переводили в реанимационное отделение, она держала нас за руку и всё время спрашивала: «Я к вам вернусь?». Мы уверили, что вернётся. И не случилось. Не могу спокойно об этом говорить.

 

 

О чуде и благодарности

 

Искренне верю, что чудо случается. В памяти – бабушка за 80, лежачая, мы готовили её на выписку в конце апреля. Она справилась с болезнью и это была общая радость. Очень радовалась выздоровлению дочь пациентки. Их первая встреча была такой эмоциональной! В качестве благодарности нам подарили яркий букет в жёлтой оберточной бумаге. Он ещё долго стоял у на посту. Поднимал настроение, даря веру в чудо и в то, что всё будет хорошо. Обязательно.

 

О коллегах и учителях

 

Главный и самый-самый –  заведующий отделением Кирилл Анатольевич Соловьев. Он удивительный. Таких больше нет. Я не могу понять, как он всё успевает, и когда он вообще спит. Восхищаюсь, честно.

 

Кирилл Соловьёв

 

Со мной работали молодые врачи, приехавшие в Ковров из Мурманска –  реаниматолог Богдан Киндрачук и пульмонолог Анна Гудкова. Они учились в Петрозаводском медицинском институте. Им помогли оплатить наёмное жильё и устроиться в нашем городе. Недавно они окончили ординатуру, стали профильными специалистами. Мы сдружились. Вернутся ли они работать в Ковров? Не знаю. Сейчас в отделении один врач – К. Соловьёв. На подхвате Наталья Георгиевна Саламатина, зам. главного врача ЦГБ. Надеюсь, удастся ещё специалистов привлечь. В ковид-госпитале отличный коллектив. Вообще пандемия – бесценный опыт. Одно дело читать об этом, другое – наблюдать за развитием ситуации своими глазами.

 

О болезни и вакцинации

 

Мы болели всей семьёй. Первым заболел муж, он не имеет отношения к медицине. Потом – я. Через полгода после работы в госпитале. Тяжело ли? Ну как сказать. Температура почти 40, но без пневмонии. Мама болела тоже. Но, как говорится, перешагнули и идём дальше. Я вакцинировалась после болезни. По собственному убеждению. Возможность отказаться была.

Вероятность заболеть с тяжёлыми последствиями либо умереть от ковида выше, чем получить серьёзную «побочку» от вакцины. Стоит лишь один раз увидеть вживую, как человек задыхается без кислородной поддержки, чтобы пойти и наконец сделать это. Не помню, чтобы в наш госпиталь поступали привитые пациенты. Есть мнение, что ковид станет сезонным заболеванием и переболеет большинство. Вопрос – как.

 

 

О ковид-диссидентах и психозах

 

Среди наших пациентов редко, но всё же были те, кто продолжал не верить в болезнь. Лежит в ковид-отделении и не верит. Отказывается принимать кислородную поддержку, срывает маску и считает, что справится сам. Ковид бывает причиной психозов. Человек начинает вести себя неадекватно. Мы купируем это состояние.

 

О лечении и комплаенсе

 

Разработаны схемы лечения ковида, которых придерживаются в разных городах. Ковров не исключение. Отделение ЦГБ обеспечено необходимыми лекарственными препаратами.

Очень важно поддержать пациента добрым словом. И важно, чтобы мы с ним работали вместе на положительный результат – то, что мы называем комплаенс. Принимали мы женщину: сахарный диабет, ожирение, гипертония, тяжелейшее течение ковида. Думали, что это всё.  Но она очень хотела выздороветь и делала для этого, что могла и не могла. Лежала, как мы и рекомендовали ей, на животе по 12 часов, не снимала кислородную маску и излучала внутренний оптимизм. И это случилось. Ковид отступил. Раздышалась, выписали. Всё хорошо.

 

О профессиональных интересах

 

Мне нравится работать с детьми, это своя атмосфера, заряд положительных эмоций. Да, именно поэтому я выбрала педиатрию. Но только педиатрия – это слишком широко, нужна специализация. То есть ещё два года учёбы. В Москве я учусь на отделении детской психоневрологии.

Сейчас много детей с редкими заболеваниями: спинальная мышечная атрофия, прогрессирующая мышечная дистрофия Дюшенна. Может показаться, что раньше об этом и не знали. Но на самом деле – знали. Просто сейчас уровень диагностики стал гораздо выше, потому подобные заболевания на слуху.

В «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» часто привозят маленьких пациентов с запущенной болезнью – по той причине, что вовремя не поставили диагноз. Что печально, чаще всего это дети из провинции. Уровень доступности мед помощи в больших городах и на периферии – очень разный.

Где я буду работать? Конечно, в Коврове. Здесь моя семья. Выбор даже и не стоИт. Не обязательно куда-то уезжать, чтобы состояться в профессии.

 

 

 

 

(текст: Ольга Рождественская, фото автора, А. Соколова и из архива Д. Новожиловой)

БорЩидзе

Варю БОРЩ


Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


О нас

Сайт для тех, кто ценит своё свободное время и готов тратить его только на приятное и полезное чтение. Мы пишем о политике, бизнесе, культуре, спорте, истории и жизни Коврова, судьбах его жителей.

Копирование материалов сайта без разрешения редакции или ссылки на источник запрещено законом – статьей 146 УК РФ “Нарушение авторских и смежных прав”


Свяжитесь с нами

Звоните нам